Семин — Филатов. История конфликта друзей, создавших золотой «Локо»

Семин — Филатов. История конфликта друзей, создавших золотой «Локо»

Семин — Филатов. История конфликта друзей, создавших золотой «Локо»

Семин — Филатов. История конфликта друзей, создавших золотой «Локо»

Юрий Семин и Валерий Филатов. Фото Александр Федоров, "СЭ"

Объясняем, почему на совете директоров Филатов проголосовал против Семина.

14 мая 2020 года Юрий Семин перестал быть главным тренером «Локомотива». Председатель совета директоров клуба Анатолий Мещеряков сообщил, что этот орган проголосовал за непродление контракта с Семиным единогласно. Это означало, что против него проголосовал и экс-президент клуба Валерий Филатов, в последние годы входивший в совет директоров. Это вызвало эффект разорвавшейся бомбы.

Но у разногласий некогда близких друзей Семина и Филатова — давняя история. В 2008 году обозреватель «СЭ» Игорь Рабинер подробно рассказал о ней в книге «Локомотив», который мы потеряли», пообщавшись с обоими героями и еще многими свидетелями. Это было единственное развернутое интервью Филатова за многие годы. Публикуем этот отрывок как самый объективный и детальный разбор конфликта двух создателей золотого «Локомотива» самого начала XXI века.

…Ноябрь 2004 года. Ярославль. Матч последнего тура «Шинник» — «Локомотив», который принес красно-зеленым второе золото за три года. За секунды до того, как взлететь в воздух на руках игроков, главный тренер Юрий Семин кричит капитану команды Дмитрию Лоськову: «Филатова, Филатова зови!» Лоськов позвал — и в небо полетел уже президент клуба.

До рокового разрыва между «отцами-основателями» клуба оставалось всего пять месяцев…

Семин — Филатов. История конфликта друзей, создавших золотой «Локо»

Дальше — без Семина. Из «Локо» попросили легенду клуба

Дележка славы

9 февраля 2005 года в столичном спорткомплексе «Олимпийский» прошла церемония награждения «Локомотива» золотыми медалями первенства-2004. Чествовали не только футболистов, но и волейболистов «Локомотива-Белогорья» — чемпионов России, а также олимпийских чемпионов Афин-2004 из общества «Локомотив» — боксера Олега Саитова, велогонщиков Михаила Игнатьева и Вячеслава Екимова. Выступали глава РЖД Геннадий Фадеев, Филатов, Семин, многие другие, затем был гала-концерт.

Казалось, все в порядке, все замечательно, «наш паровоз вперед летит»… Но при внешнем глянце прежней идиллией уже не пахло.

Один из бывших руководителей «Локомотива», пожелавший остаться неназванным, вспоминает:

— Юрий Палыч вышел на сцену, поблагодарил президента РЖД и игроков. А о руководителях и сотрудниках клуба не сказал ни слова. Раньше такого не было никогда. А ведь чемпионство обеспечивал труд очень большого коллектива. И многие тогда обиделись.

В ту пору о «Локомотиве» все говорили — «команда Семина». Может быть, так получилось в некоторой степени и по вине Валерия Николаевича — интервью он давать не любил, журналистов чурался. Но роль-то в достижениях команды у них была равная. Филатов создавал Семину все условия для успехов, делал всю черновую работу для процветания клуба. Тот же стадион на стадии строительства Палычу, конечно, показывали, советовались с ним по разным вопросам — но избавляли его от любых организационных хлопот. Творчество Семина все время было на виду, о нем взахлеб писали и говорили, а президент клуба оставался в тени. В какой-то момент Семин под влиянием окружения и прессы, как мне показалось, сам поверил, что по сравнению с ним другие имеют к успехам «Локомотива» второстепенное отношение. На том же чествовании это и проявилось. У Филатова тем временем копилась обида…

Сам Семин по этому поводу говорит:

— Может, формулировка на том чествовании и получилась не очень удачной — этого я, признаться, не помню. Но в душе я не мог забыть о том, сколько делалось для наших успехов в клубе, и люди это прекрасно знали. Тот же Филатов сделал для «Локомотива» не меньше, чем я. Никогда об этом не забывал и всегда говорил «спасибо» любому работнику, будь то уборщица или кто-то еще. Но, увы, нашлись люди, которые подогревали обстановку, все время нагнетали тему, кто из нас более значим для «Локомотива»…

А вот что думает об истоках разлада между президентом и главным тренером актер Валерий Баринов:

— Доподлинно, конечно, знать этого не могу, но, мне кажется, черная кошка пробежала между ними с первыми большими победами. Так я, по крайней мере, чувствовал. Наступил момент дележки славы, который они, увы, не смогли пройти без потерь. Видеть это мне было очень больно, потому что я любил как одного, так и другого. Очень благодарен, что ни один из них не попрекнул меня хорошим отношением к другому. Даже когда Юрка не вернулся в «Локомотив» из сборной, я по-прежнему приходил в Черкизово на матчи, и ни разу Семин не попенял мне за это. Думаю, за такой упрек я сразу бы бросил того, кто мне его высказал…

Да, о Палыче больше писали, преподносили его как фигуру более яркую. Но он и вел себя по-другому! Людям с ним приятно было разговаривать, и писать о нем — тоже приятно. А Валера, так уж вышло, — не публичный человек. Хотя в жизни — очень обоятельный, но обществу представить себя не мог. И окружение постоянно говорило ему про этот перекос. И это не проходило бесследно.

А что касается того, что Юра якобы не поблагодарил клуб на чествовании… Знаете, если вовнутрь человека закралась обида, он будет подгонять под нее все происходящее. Это как ревность: если ты начал что-то подозревать, то найдешь миллион самых ничтожных доводов, чтобы доказать, что она стала тебя меньше любить. С другим она поздоровалась, а тебе только кивнула… Если в отношениях появилась трещинка, то ее увеличивает каждая мелочь, одно наслаивается на другое.

Сказалось и еще кое-что. Чем больше «Локомотив» выигрывал, тем более становилось желающих им порулить. Это был уже не 86-й и не 91-й год, когда от этого клуба все шарахались, как черт от ладана. Теперь очень многие к этому пирогу рвались. Им-то эта «ссора Иван Иваныча с Иваном Никифоровичем» была более чем выгодна. Потому что, пока Семин с Филатовым были вместе, никто бы к ним не подобрался и «Локомотив» у них отнять бы не смог. Даже когда они уже ругались, при вызовах на ковер к начальству всегда оставались едины. Поодиночке же тому же Липатову, поднаторевшему в аппаратных играх, убрать их оказалось гораздо проще…

«У победы много отцов, поражение — всегда сирота», — как же верна старая мудрость! Казалось бы, клуб постоянно выигрывает, болельщиков становится больше чуть ли не каждый день, авторитет в Европе растет не по дням, а по часам. Что было им делить — двум ярким личностям с твердым стержнем, сдружившимся в юности и сделавшим вместе огромное дело?

Никто и никогда на этот вопрос ответить не сможет…

Людмила Филатова, жена Валерия Николаевича, сказала мне:

— Признаюсь, что и я иногда на эмоциях могла что-то сказать мужу на тему внимания, которое в прессе уделяют только Юре. Сейчас очень об этом жалею. Если бы могла предполагать, к чему все это приведет, — ни единого слова бы об этом не произнесла!

И ведь никто никому подлостей не делал, никто ни в ком, уверена, не разочаровался! То, что случилось, — очень неприятно, но я уверена, что все еще сто раз восстановится. Когда муж с женой живут вместе 15 лет, у них тоже не может обойтись без каких-то разногласий. Надо только уметь их преодолевать, не давать мелочному раздражению взять над собой верх. А мы, по сути, и были одной большой семьей. И оказаться выше всех этих проблем, которые на самом деле не стоили и выеденного яйца, нам не удалось.

Надо отдать должное Людмиле Юрьевне за откровенность: не каждый человек способен обнаружить, а тем более публично признать в конфликте собственную вину. Жена экс-президента «Локо» глубоко переживает то, что случилось.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Юрий Семин (@seminup) 21 Ноя 2018 в 11:11 PST

Точно так же переживает разрыв и Семин. Его лейтмотив все тот же: «Виноваты мы оба».

— Филатов и я были в равной мере причастны к созданию того «Локомотива», который успело полюбить столько людей, — говорит Юрий Павлович. — Мы много лет вместе делали одно большое дело, и было глупо, да и неправильно ставить вопрос, кто сделал больше. И для игроков мы всегда были единым целым. Но, к сожалению, в какой-то момент нашлись люди, которые стали подогревать разговоры на тему, кто внес более значимый вклад в локомотивское дело — Семин или Филатов. Как-то это, видимо, воздействовало и на нас. Мы с Валерой с юности крепко дружили. Но в какой-то момент сугубо частные разногласия, связанные исключительно с рабочими футбольными вопросами, затмили главное, что было в наших отношениях — как профессиональных, так и личных. Не очень хорошую роль сыграло и окружение каждого. Мы оба совершили немало ошибок — и связанных с моим уходом и возвращением из сборной России, и других… К сожалению, хоть у нас с Валерой и много общих друзей, но так и не нашлось людей, которые посадили бы за стол, заперли снаружи дверь и сказали: «Что вы творите? Сядьте — и пока не разберетесь со всеми своими проблемами, из этой комнаты не выйдете!» Хотя, конечно, не только окружение виновато, но и мы сами…

Самое главное, что каких-то очень уж больших разногласий не было! Никто никого не предавал! Только и надо было — как следует поговорить. Наверное, в жизни каждой семьи случаются такие моменты — а у нас в «Локомотиве», по сути, и была точно такая же семья. Есть люди, которые в критический момент умеют остудить собственные эмоции, умерить амбиции и понять: быть поодиночке — это пустое. Мы этого понять не смогли.

Понимаю, что от этого пострадали не только мы с Филатовым, но и весь «Локомотив». Потому что вместе нас свалить было бы невозможно. Имея такие возможности, мы в любом случае продолжали бы выигрывать. И тогда не пришли бы чужие люди, которые не знают и не любят этот клуб, и «Локомотив» не сотрясали бы скандалы, и у него, как прежде, с каждым годом увеличивалось бы число болельщиков.

Единственная тема, на которую Филатов в нашей беседе наотрез отказался подробно говорить — отношения с Семиным. Только отметил:

— С Семиным у нас за 15 лет было много жестких столкновений, но, во-первых, посторонние о них не знали: на публике, в том числе и при игроках, мы всегда были заодно. На первом месте у нас всегда шли интересы дела. Потом же все затмили личные амбиции и непомерное тщеславие одного маленького человечка с комплексом Наполеона. Сергея Липатова.

Людмила Филатова считает:

— Не сомневаюсь, что однажды мы все опять сядем за один стол. Те разногласия, которые были, не стоили тридцати лет дружбы.

Надеются на это и другие.

— Хоть и говорят, что в одну реку дважды войти нельзя, я верю, что Семин и Филатов — смогут, — полагает Сергей Овчинников. — И очень хочу, чтобы когда-нибудь они вновь стали работать вместе. В «Локомотиве». Как, думаю, желают этого и все те, кто отдал этому клубу многие годы…

— Очень жаль, что два таких близких друг другу человека, которые столько сделали вместе, поддались влиянию эмоций и разошлись, — согласен с Боссом бывший коммерческий директор «Локомотива» Давид Шагинян. — Только эти эмоции и ничто другое помешали им продолжить идти вперед. Мне очень хотелось бы, чтобы со временем все встало на свои места.

…А тогда раздражение с обеих сторон накапливалось. Сугубо футбольным разногласиям стало придаваться личностное значение. Вот не оценили на просмотре юного Юрия Жиркова — а тот потом раскрылся в ЦСКА. Вот проглядели будущего форварда «Арсенала» и «Реала» Жулиу Баптисту: вроде как помощник Семина Борис Игнатьев сказал, что он не вписывается в локомотивскую схему…

Если в молодости Филатов с Семиным постоянно ходили друг к другу в гости, а в более зрелые годы регулярно встречались в ресторанах, то к концу 2004 года, по свидетельству близких к ним людей, неформальное общение почти прекратилось.

На двух взрослых, умных людей словно нашло какое-то затмение. Сколько ни спрашивай их самих, родных, друзей, был ли конкретный эпизод, после которого в отношениях Филатова и Семина произошел надлом, все без исключения говорят: не было! Ни предательства, ни подлости — ничего не было!

Вода, капелька за капелькой, точила камень.

Нарыв зрел.

А лопнул — в апреле 2005-го. Когда Семин ушел в сборную.

Семин — Филатов. История конфликта друзей, создавших золотой «Локо»

Анатолий Мещеряков: «Второе место Семина? Это в идеальном футбольном мире тренера оценивают только по результату»

Хроника событий вокруг ухода Семина из «Локо» в сборную

Для того, чтобы разобраться в этой загадочной истории, вокруг которой ходит масса слухов и недомолвок, нужно восстановить хронику событий. Что я и сделал посредством электронного архива «СЭ».

К концу сезона-2004 разговоры о том, что Семин вот-вот сменит во главе национальной команды Георгия Ярцева, велись в футбольных кругах повсеместно. В октябре сборная под руководством Ярцева потерпела унизительное поражение от Португалии — 1:7, по поводу чего высказал возмущение даже Владимир Путин. Единственным из титулованных отечественных тренеров, еще не ощутивших вкуса работы со сборной России, оставался Семин…

Итак, 15 ноября. Интервью главного тренера «Локомотива» автору этой книги в чемпионском автобусе Ярославль — Москва.

— Никогда не поверю, что Юрию Семину, опытному тренеру и амбициозному человеку, не хочется когда-нибудь попробовать свои силы во главе сборной страны! — говорю Юрию Павловичу.

— На этот вопрос ответить не могу. Момент тут сложный и тонкий. «Локомотив» — это мое родное, и сделать такой шаг было бы непросто».

Вывод: работу в сборной Семин явно не исключает, но и из «Локомотива» уходить не хочет.

27 ноября. Из интервью Филатова журналисту «СЭ» Юрию Бутневу:

«Если Юрий Павлович захочет возглавить национальную команду, будем вместе с ним рассматривать эту ситуацию. Мне, конечно, не хотелось бы, чтобы в клубе произошла смена тренера. Предстоит интересный сезон, Лига чемпионов. Уход Семина крайне нежелателен.

— О совмещении Семиным двух постов — в клубе и сборной — речь вестись не будет?

— Все это мы уже проходили. Зачем опять наступать на те же грабли?»

Вывод: Филатов не хочет ухода главного тренера из «Локомотива» и при этом категорически исключает возможность совмещения. Ни Семин, ни кто-либо другой не отрицают: этой непреклонной позиции президент клуба придерживался от начала и до конца.

26 января 2005 года. Подал в отставку многолетний президент РФС Вячеслав Колосков. Полтора года спустя он даст интервью «СЭ», опубликованное 18 августа 2006 года под красноречивым заголовком: «Не ушел бы добровольно — посадили бы в тюрьму». Одно из высказываний бывшего руководителя российского футбола для нас особенно важно: «Открою секрет: я встречался с Семиным, еще когда был президентом. Договорились о его приходе в сборную. Потом меня не стало, но Семин все равно пришел».

3 апреля. Новым президентом РФС избран Виталий Мутко. На импровизированной пресс-конференции он заявил: «Вероятность этого события (отставки Ярцева — Прим. И.Р.) велика… Я категорически против совместительства. Тем более, подобный опыт во время моей работы в «Зените» с Анатолием Бышовцем получился неудачным. Тренер сборной — это главный тренер страны. Он должен бывать в регионах, проводить семинары, встречи. Как Эрикссон в Англии, которого можно видеть то тут, то там. России необходим авторитетный специалист, симпатичный человек, любимый народом».

В последней фразе намек на Семина более чем прозрачен. Но возможность совмещения должностей Мутко, как мы видим, исключил. По крайней мере, публично…

4 апреля. В отставку подает главный тренер сборной России Георгий Ярцев, что является логическим следствием смены футбольной власти. Мутко заявляет: «Отставка будет принята». А вот слова Семина: «На сегодня мне не поступало предложений о сотрудничестве со сборной России. При этом отношусь к Виталию Мутко с большим уважением. Если такая тема возникнет, готов ее обсудить и помогать национальной команде в любом качестве. Сборная оказалась в сложной ситуации, и нам ничего не остается, как сообща из нее выбираться».

6 апреля. «СЭ» публикует информацию о состоявшейся днем ранее встрече Мутко с Семиным на предмет работы последнего со сборной страны. Прокомментировал ее главный тренер «Локомотива» в интервью моему коллеге Максиму Квятковскому так:

— Разумеется, мы беседовали с Мутко о ситуации в национальной команде. Я подчеркнул: если в РФС посчитают, что допустимо совмещение работы в сборной и клубе, готов завершить нынешний отборочный цикл. Оставить «Локомотив» сейчас не могу. За мной — команда, которой я отдал полжизни. Если бы вопрос возник до начала чемпионата, его можно было бы обсудить. Однако сезон уже стартовал, и у меня есть определенные обязательства».

Это — ключевая цитата для понимания того, что произошло дальше. У Семина всегда была репутация хозяина своего слова, необдуманных, сверхэмоциональных высказываний для прессы он никогда не допускал. Здесь же случилось нечто странное. В приведенной реплике он четко и без всяких оговорок исключил возможность ухода из «Локо», при этом допустив вариант с совмещением. А меньше двух недель спустя все сделал наоборот. Что могло заставить солидного, уважаемого всеми человека так резко изменить свою позицию? Пока оставим этот вопрос без ответа и вернемся к хронике событий.

15 апреля. «Как стало известно «СЭ», — сообщает издание, — состоялась встреча нового президента РФС Виталия Мутко с президентом ОАО «Российские железные дороги» Геннадием Фадеевым, на которой обсуждалось возможное назначение главным тренером сборной России Юрия Семина. Кто именно возглавит национальную команду, станет ясно в начале следующей недели». Позже выяснятся детали: встреча прошла 12 апреля.

18 апреля. На Бюро исполкома РФС Семин назначен главным тренером сборной России. Мутко сообщил, что Юрий Павлович временно «откомандирован» клубом в национальную команду до 31 декабря 2005 года. Совмещать посты при этом он не будет. Новым главным тренером «Локомотива» назначен его многолетний помощник Владимир Эштреков.

К этому моменту «Локомотив» после пяти туров чемпионата России делит пятое-шестое место с «Динамо», не потерпев ни одного поражения и отставая на три очка от дуэта лидеров — «Зенита» и «Торпедо». Показатели команды: две победы, три ничьи, три забитых мяча, ни одного пропущенного. График не блестящий, но для старта сезона вполне удобоваримый. Недаром и Филатов сказал: «По сравнению с прошлым годом очков в нашей копилке больше. Стало быть, в целом все идет нормально».

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Юрий Семин (@seminup) 5 Май 2020 в 2:54 PDT

19 апреля. Интервью Филатова «СЭ». Начинается оно с самого логичного при таких обстоятельствах вопроса.

— Еще полторы недели назад Семин говорил, что ни при каких обстоятельствах «Локомотив» не покинет. Что за это время могло измениться?

— Говоря это, Юрий Павлович, наверное, держал в уме совмещение двух постов. Но моя позиция в данном вопросе с самого начала была принципиальной: совместительство пойдет «Локомотиву» во вред.

— Когда было принято окончательное решение о том, что Семин оставит пост главного тренера команды?

— После встречи недельной давности, в которой, помимо меня, приняли участие президент РФС Виталий Мутко и президент ОАО «РЖД» Геннадий Фадеев.

— Позиция Фадеева совпала с вашей?

— Да. Он-то и предложил Семину сделать выбор: или клуб — или сборная. Юрий Павлович выбрал сборную.

— У вас есть тревога за ближайшее будущее «Локомотива»?

Ее не может не быть по одной простой причине. У нас с Семиным за плечами долгие годы совместной работы, мы прекрасно знали, чего ждать друг от друга. И, соответственно, могли спрогнозировать результаты команды. Сейчас это будет сделать труднее.

— Возможно ли, что зимой Юрий Павлович вернется в «Локомотив»?

— В тренерской профессии возможны любые, даже самые неожиданные повороты. Вдруг Семину так понравится в сборной России, что он не захочет оттуда уходить? (смеется) В общем, поживем — увидим.

19 апреля. Семин приехал попрощаться с командой. Церемония заняла несколько минут. Зайдя перед началом тренировки в раздевалку, тренер в короткой речи употребил тот же самый глагол «откомандирован», который накануне произнес на пресс-конференции Мутко. Из слов тренера футболисты поняли: жить без Палыча им предстоит до 31 декабря, а дальше возможны варианты.

Семин держал себя в руках, но бесстрастный объектив фотокорреспондента «СЭ» Александра Федорова показывал: тренер с огромным трудом себя сдерживает, чтобы не расплакаться.

После этого Филатов представил команде нового главного тренера, который проработал помощником Семина на протяжении 13 лет. Никаких других кандидатур ни Филатов, ни Фадеев не рассматривали. В своем выступлении перед игроками президент клуба также не исключил возвращения Семина в конце года.

21 апреля. В «СЭ» выходит обширное интервью Мутко. Одна из главных тем — естественно, события вокруг назначения Семина.

— Как удалось убедить бессменного тренера «Локо» отказаться от совмещения работы в клубе и сборной?

— Были долгие и упорные переговоры, в которых участвовали также Геннадий Фадеев и Валерий Филатов. Сейчас читаю, что кто-то кого-то вызывал в Кремль, все, мол, решалось в приказном порядке. Это полная чушь. Решалось все только на переговорах. Я ведь хорошо помню, чем закончилось совмещение постов в сборной и «Зените» для Анатолия Бышовца и обеих команд. И прекрасно видел, как сжигает себя Семин в клубе. Даже во время переговоров по поводу сборной все наши разговоры так или иначе сворачивали на «Локомотив». Совсем выдергивать Юрия Павловича из клуба, который во многом создан им, было бы неправильно. Вот и родился в беседах с руководством «Локо» компромиссный вариант с «командировкой». Потом уговорили на него самого Семина. Последняя встреча с ним длилась более шести часов. Она вновь убедила меня: выбор сделан правильный.

Если исходить из этой цитаты, Мутко стал неким гарантом последующего возвращения Семина в «Локомотив». Слова: «Совсем выдергивать Юрия Павловича из клуба… было бы неправильно» — тому подтверждение.

22 апреля. Официальный интернет-сайт «Локомотива» распространил обращения к болельщикам Семина и Филатова. Вот отрывки из них.

Семин: «Не прощаюсь с «Локомотивом». Люблю его всем сердцем и рассчитываю когда-нибудь вернуться туда. Уверен, что с такими специалистами, как Валерий Филатов и Владимир Эштреков, «Локомотив» не только сохранит свой нынешний статус, но и продолжит движение вперед».

Филатов: «После долгих обсуждений мы с президентом ОАО «РЖД» Геннадием Фадеевым, президентом РФС Виталием Мутко и Юрием Семиным пришли к выводу, что от совмещения должностей не выиграют ни сборная, ни клуб. Им нужен освобожденный тренер. Юрий Павлович предпочел в сложившейся ситуации взять на себя руководство сборной России… Спасибо, Юрий Павлович! Удачи, Владимир Хазраилович!»

В этих цитатах обратило на себя внимание одно слово Семина: «когда-нибудь вернуться». Похоже, он уже тогда понимал, что все разговоры о командировке в сборную до Нового года — пускание пыли в глаза болельщикам, которых и такое-то решение ввергло в состояние шока.

Семин — Филатов. История конфликта друзей, создавших золотой «Локо»

Семин — не символ «Локомотива». Он и есть «Локомотив». Рабинер — о непродлении контракта с тренером

«Не прав в одном — надо было поговорить с Филатовым»

С той жаркой поры недавно минуло три года. И вот, когда мы на базе киевского «Динамо» в Конча-Заспе беседовали для этой книги, Семин решил раскрыть такие детали тех событий, о которых до сих пор никогда не рассказывал.

— Мой уход в сборную был обусловлен, во-первых, появлением нового президента РФС. С Виталием Мутко, человеком очень активным, мы по сей день созваниваемся, общаемся и, можно даже сказать, дружим. Мутко начал нажимать на какие-то определенные политические рычаги: мол, поскольку у сборной нет результата, ей нужен любимый в народе тренер. Я на предложение Виталия Леонтьевича ответил «да», но только на условиях совмещения. Работать в сборной мне, не скрою, хотелось, мне нужны были в работе какие-то новые стимулы. Но какой смысл уходить из клуба — действующего чемпиона страны, у которого все благополучно и которому предстоит играть в Лиге чемпионов, в национальную команду, у которой почти загублен отборочный цикл и остается лишь 20-30 процентов шансов на выход в финальную часть чемпионата мира?

Уход из «Локомотива» при таких обстоятельствах был бы для меня громаднейшим риском. Вот я и поставил условие: совмещение до окончания отборочного турнира. И Мутко на это согласился. Тогдашний министр путей сообщения Геннадий Фадеев — тоже. Резко против был только Филатов.

Сразу хочу сказать: все разговоры насчет давления на меня со стороны администрации президента России — ерунда. Не было никакого давления, были нормальные переговоры, в которых действительно участвовали представители власти. Но если бы я не захотел идти в сборную, никто бы меня туда силком тащить не стал.

Мне казалось, что все договоренности уже достигнуты. Наверное, я был не прав в одном — надо было поговорить с Филатовым. Он был категорически против совмещения, и с моей стороны стоило постараться убедить его в обратном. Я этого не сделал, что, вероятно, усугубило наши противоречия.

Каково же было мое удивление, когда на всю страну объявили, что Семин переходит в сборную и при этом уходит из «Локомотива» с возможностью туда вернуться после окончания отборочного цикла! Более того — это сделано РФС по договоренности с Фадеевым и Филатовым! Мы-то договаривались несколько о другом, а почему вдруг все переиграли, спрашивать нужно, наверное, у Мутко. Почему Фадеев дал добро на новый вариант, понять не могу.

Семин — Филатов. История конфликта друзей, создавших золотой «Локо»

Юрий Семин. Фото Дарья Исаева, «СЭ»

На Мутко я не в обиде, у него была четкая цель — чтобы Семин возглавил сборную. Видимо, Филатов занял бескомпромиссную позицию, и Виталий Леонтьевич решил пожертвовать совмещением. Но в итоге меня, по сути, поставили перед фактом, что я иду в сборную и ухожу — пусть и временно — из «Локомотива». Мой контракт с клубом продолжал действовать. Я, конечно, был несколько удивлен таким поворотом событий, однако все было освещено в СМИ так, что отказаться работать в сборной я уже не мог.

Этот рассказ Семина расставляет многие точки над «i». И заставляет сделать вывод: единственным человеком, который во всей этой ситуации не играл ни в какие игры и ни разу не поменял своей позиции, был Филатов.

Ни о Мутко, ни о Фадееве такого, по всей видимости, сказать нельзя. И для меня, если честно, загадка, почему Юрий Палыч произнес слово «дружим» (пусть и в обрамлении оборота «можно даже сказать») в отношении президента РФС, который, по семинским же словам, в ситуации со сборной его… перехитрил. Назовем это так. А потом еще и не обеспечил возвращения в родной клуб, что следовало из его слов о «командировке».

Впрочем, мы можем не знать очень многих нюансов — а потому выводы об отношениях между людьми со стороны делать нельзя. Но я, честно говоря, не вижу ничего, что могло бы объединять такие фигуры, как Семин и Мутко. Это не означает, что Виталий Леонтьевич — плохой человек. Он, политик, просто совсем другой…

При этом надо быть объективным: с точки зрения последовательности своих публичных заявлений Мутко в данном случае безупречен. Вспомним цитату из его пресс-конференции 3 апреля, в день избрания президента РФС: «Я категорически против совместительства». Если исходить из слов Семина, то ему примерно в те же сроки Мутко говорил прямо противоположное. Прямых доказательств этого быть не может. Так что здесь я оставляю все на усмотрение читателей: вам остается либо поверить бывшему главному тренеру «Локомотива», либо нет.

Что же касается Фадеева, то вот мнение Валерия Баринова:

— Тут надо копнуть вглубь. Фадеев ведь еще в 90-е годы руководил МПС довольно серьезный срок — между Конаревым и Аксененко. И Семина очень любил. А потом МПС превратился в ОАО «РЖД». На Аксененко завели уголовное дело и сняли его с должности. Нужно было срочно найти человека на его место — и туда отправили старика Фадеева, который уже был на пенсии. В этот период он был абсолютно зависим и делал все, что ему говорили сверху. А сверху надавили и сказали, что Семин должен быть в сборной и нигде больше. И Фадеев его «сдал». Я его не осуждаю. Он достаточно порядочный человек, но возраст — страшная штука.

Юра действительно хотел возглавить сборную. Но и давление на него было оказано немалое. Все решалось на очень высоком уровне. У Семина была беседа и с Дмитрием Медведевым, который был тогда главой президентской администрации. А Палыч — из поколения людей немолодых, которые привыкли не то чтобы подчиняться, но просто с уважением относиться к просьбам начальства…

Хотя, если честно, я его отговаривал. Или, по крайней мере, убеждал, чтобы он соглашался только на совмещение. Говорил ему: «Ты ввязываешься в заведомо провальную историю. Сборная уже все проиграла, и шансов что-либо исправить — мизер». Юра был уверен, что идет туда временно. Кстати, он очень многое пробил у Абрамовича и для игроков, и для врачей, массажистов, обслуживающего персонала. Нельзя, говорил, чтобы люди получали такие гроши…

Семин — Филатов. История конфликта друзей, создавших золотой «Локо»

«Я оскорбил Семина, вышел далеко за грань. А он потом говорил команде: «Разозлитесь на меня, как Евсеев!«

Как Филатов обиделся на Семина за уход в сборную

Сам Семин, как мы помним из его слов, единственной своей ошибкой в истории с уходом в сборную считает нежелание поговорить тет-а-тет с Филатовым. Что повлияло и на их дальнейшие отношения.

Долгого, откровенного разговора один на один — быть может, за бутылкой доброго шотландского виски — им и не хватило, чтобы устранить давно уже копившиеся противоречия. Многие проблемы в нашей жизни возникают как раз из-за этого — недостатка общения. Люди, когда-то очень близкие, живут в своем замкнутом мире, который все больше отдаляется от мира его былого друга. Они это чувствуют, но гордость не позволяет каждому сделать первый шаг. А если кто-то и хочет — окружение, не заинтересованное в возрождении прежней дружбы, использует любые средства, чтобы отговорить.

— Им надо было сесть, наорать друг на друга, наругаться, высказать все, что на душе накипело. И все было бы хорошо. Но они копили друг на друга обиду, постепенно отдалялись — и вот к чему это привело, — полагает Людмила Филатова.

Так и не сделали тогда ни Филатов, ни Семин тот первый шаг навстречу. Не сделали — к общей беде. Потому что эта их тогдашняя гордыня привела к тому, что того «Локомотива» — явления, которое было создано их собственными руками, — больше нет.

Один очень близкий к той драме человек рассказал мне, что, когда Семин принял окончательное решение в пользу сборной, Филатов улучил момент и сказал ему: «Возвращения не будет».

Во время нашего разговора Валерий Николаевич подтвердил, что все для себя решил именно в тот момент. Но подробнее распространяться на эту тему не стал: видно было, что она бередит ему душу. А я, понимая это, не стал настаивать.

Президент «Локомотива», по моей информации, был крайне обижен, что Семин решил действовать через его голову: договориться с Мутко, через него — с вышестоящими инстанциями, которые надавят на Фадеева и на него, Филатова, чтобы разрешили совмещение. И встал в позу, не сделав попытки лично побеседовать с Семиным. По словам людей, близких к Филатову, президента клуба задела еще и фраза, якобы брошенная в запале Семиным: «Да что вы без меня будете делать? Люди не будут на стадион ходить!»

Семин, как и всякий успешный российский тренер, хотел работать со сборной, но и из «Локо» уходить не желал. И недоумевал: почему другим разрешают совмещать, а ему — нет? Зная о жесткой позиции Филатова (помните его еще ноябрьское интервью?), он решил добиться этого не с помощью прямого разговора с ним, а другими, обходными, путями.

У каждого в этой ситуации была своя правда. И каждый в итоге оказался виноват. Это — жизнь.

Вскоре разошлись и пути Семина с Эштрековым. В нашей беседе Юрий Павлович был на эту тему немногословен:

— В том году Эштрекову не стоило так дистанцироваться от меня. Не понимаю, зачем нужно было создавать какие-то ненужные барьеры. Я бы просто помогал ему в различных вопросах, вреда от моей поддержки не было бы никакого.

Бывший пресс-атташе «Локомотива» Александр Удальцов вспоминает:

— Владимир Хазраилович на первой же тренировке так и сказал: «Забудьте все, что было до этого момента, я — главный тренер, и слушайте только меня». Создавалось впечатление, что таким образом Эштреков пытался завоевать авторитет у игроков. Журналисты на каждой пресс-конференции доставали его вопросами, не созванивается ли он с Семиным, не советуется ли с ним. Ему обидно было, что его считают вечно вторым, он психовал…

Палыч, который живет рядом с базой, однажды пришел туда вместе с Лешей Смертиным. У Леши в Англии как раз сезон закончился, а скоро сборной предстоял отборочный матч. И они договорились, что вдвоем поработают в Баковке. Приходят — а Семина не пускают. Он спрашивает охрану: «Почему?» — «Распоряжение руководства». Пустили, только когда он через РЖД вопрос решил.

Еще одну историю из той же оперы рассказал Валерий Баринов:

— Однажды я лично был свидетелем того, как Семина не пустили в раздевалку «Локомотива». При Палыче было заведено: ни до игры, ни в перерыве в раздевалку не мог зайти вообще никто, включая высшее руководство. Зато после игры людям, близким к команде, путь туда был открыт. Юра понимал, как важно нам, глотавшим во время матча валидол, прийти и поделиться эмоциями.

Он уже работал в сборной, когда мы с ним пришли поздравить команду с победой. На входе стоял наш знакомый охранник Олег. Он сказал: «Президент велел никого не пускать, пока он не придет». Так можно было сказать кому угодно, это право Филатова. Но Семину?! Человеку, который этот клуб наравне с президентом сделал?!

Эта история имела бы большее отношение к Филатову, чем к Эштрекову, если бы не одна деталь. По свидетельству Вадима Евсеева, находившегося рядом, Эштреков этот диалог отчетливо слышал. И — отвернулся.

Как Филатов не позволил Семину вернуться после сборной

В сборной у Семина сложилось так себе. Не то чтобы плохо — в конце концов, ни одного матча национальная команда при нем не проиграла. Но и чуда совершить не удалось: слишком многое было потеряно до того, и ничьи в Латвии и Словакии не позволили нам выйти на ЧМ-2006. Ничего противоестественного в этом не было. Всем же давно известно о Семине то, что любит повторять Баринов: «Он не пожарный, он строитель».

В «Локомотив» он все же надеялся вернуться. Но не смог. С Филатовым они в официальной обстановке встретились, но общего языка не нашли. Это стало окончательно ясно 28 октября — спустя 16 дней после того, как сборная России, сыграв вничью в Братиславе со словаками — 0:0, не попала на чемпионат мира. Отвечая на вопросы болельщиков на официальном интернет-сайте «Локомотива», Филатов заявил: «Не согласен с теми, кто считает возвращение Семина панацеей от всех бед. От призывов вернуть Семина я попросил бы воздержаться. Если вы действительно переживаете за команду, то должны понимать, что сейчас подобные заявления только вносят разобщенность в коллектив».

Валерий Баринов считает:

— Если бы Валера этого захотел — Юра бы вернулся. Но Филатов был активным противником того, чтобы Семин вернулся. Мне кажется, это была большая ошибка. Да и вообще боль от их разлада во мне не утихает до сих пор. Потому что мы потеряли клуб-дом. Думаю, теперь они оба понимают, что натворили…

Подробнее всех на тему несостоявшегося возвращения в нашей беседе для этой книги высказался сам Семин.

— За время моей работы со сборной с поста главы железнодорожного ведомства ушел Фадеев, пришел Владимир Якунин, а вслед за ним — Сергей Липатов. И получилось так, что моего возвращения особо не хотели. Переговоры на этот счет у меня были, причем не только с Филатовым, но и с Якуниным. Владимир Иванович сказал, что сам за то, чтобы меня вернуть, но поручил футбольное хозяйство новым людям во главе с председателем совета директоров Липатовым, верит им и будет с них спрашивать. А Липатов, как я понимаю, уже тогда видеть меня в роли главного тренера не хотел. У Филатова же, видимо, по-прежнему сохранялась обида из-за ситуации, которая сложилась той весной. В общем, мне стало ясно, что реальных шансов вернуться в «Локомотив» из сборной у меня в тот момент не было.

Еще до переговоров с Якуниным и Филатовым я летал на встречу с Романом Абрамовичем относительно продолжения работы со сборной. Несмотря на то, что мы не попали на чемпионат мира, Роман Аркадьевич хотел, чтобы я остался в национальной команде. Я вообще Абрамовичу очень благодарен за поддержку — и команды в целом, и мою. Сейчас вот виделись на Кубке Первого канала в Израиле, который он, как всегда, великолепно организовал. Этому человеку небезразлично развитие футбола в России, благодаря его Национальной академии футбола было построено огромное количество искусственных полей во многих городах страны, в том числе и в моем родном Орле.

Но тогда я объяснил ему свою позицию. Я отдавал себе отчет в том, что большинство людей хотело видеть во главе сборной именитого иностранного тренера. Народ хотел чего-то совсем нового. Оставшись в сборной, я неминуемо оказался бы под огнем мощной критики. Критиковали бы и руководителей РФС. Если бы мы заняли второе место в группе, еще можно было бы подумать о том, чтобы продолжить работу со сборной, но раз не удалось… Чувствуя сложившуюся ситуацию, я сам отказался. В первую очередь — внутренне.

Был и второй фактор, тоже очень важный. Мне тогда хотелось вернуться в «Локомотив», и это сыграло большую роль в моем решении. Убедил себя, что режим работы тренера сборной мне не подходит, и говорил об этом в каждом интервью. Потом пересмотрел свою точку зрения по этому вопросу, но было это уже значительно позже. Уже после «Динамо», чье предложение я принял после того, как не удалось возвратиться в «Локомотив»…

Вот и прозвучало из уст Семина имя человека, которому суждено будет за считанные годы изменить лицо «Локомотива» до неузнаваемости.

И во многом — примирить Филатова с Семиным. На почве осознания, какими же они были наивными и недальновидными. И насколько легко оказалось с ними справиться поодиночке.

Человека, которому это удалось, зовут Сергей Липатов.

Семин — Филатов. История конфликта друзей, создавших золотой «Локо»

27 августа 2003 года. Москва. «Локомотив» — «Шахтер» — 3:1. Юрий Семин празднует с командой. Фото Александр Вильф

Как Семин занял президентское место Филатова

Утром 26 декабря 2006 года Валерий Филатов ехал на заседание совета директоров «Локомотива» в центральный офис ОАО «Российские железные дороги», не подозревая, что этот день станет последним в его 15-летней карьере президента «Локомотива». Об этом сказали мне и сам экс-президент, и Давид Шагинян. Последний сообщил ряд подробностей:

— В течение двух месяцев перед увольнением Валерий Николаевич пытался попасть на прием к Якунину. Но потом перезванивал почему-то Липатов и говорил: Владимир Иванович не может принять, Владимир Иванович улетел, Владимир Иванович на переговорах. Тем не менее это все так изящно подавалось, что все подозрения в двойной игре, которую ведет Липатов, Филатов начисто отметал.

Хотя насторожиться стоило хотя бы от того, что на каждый матч стал ходить Бышовец, которого один из руководителей РЖД (речь, по всей видимости, о первом вице-президенте Вадиме Морозове — прим. И.Р.) настойчиво рекомендовал нам еще двумя годами ранее. Регулярные посещения Анатолием Федоровичем VIP-ложи Черкизова вообще-то должны были навести нас на определенные размышления. Как и еще один момент.

В ноябре 2006-го я позвонил в турагенство, с которым клуб заключал договор об организации предсезонных сборов. Но в ответ на мои предложения услышал, что от «Локомотива» есть заявка в Турцию на декабрь, сделанная Бышовцем. Я сказал: «Это какая-то ошибка. Во-первых, «Локомотив» никогда не ездил в Турцию. Во-вторых, Бышовец не является работником «Локомотива». Так что это все — какая-то глупость!»

Спустя месяц оказалось, что и не глупость вовсе. Но тогда мы это всерьез не восприняли. Говорит вся эта история о том, что «разводили» тогда не только нас, но и Семина, который был уверен, что вернется на должность главного тренера. А ему изначально было уготовано место номинального президента, чтобы для болельщиков заменить одного локомотивца — Филатова на другого — Семина…Потому что занимались всем этим расчетливые люди, которые понимали: прихода самого Липатова вместо Филатова никто не поймет. Удивительно, что сам Палыч слишком поздно понял, что его просто используют.

Липатов так умело пускал пыль в глаза, что в свою отставку Валерий Николаевич не верил до последнего момента. Предыдущим вечером я пришел из клуба и сказал ему: «Там творится что-то не то». Он только рукой махнул: «Да не может быть, все в порядке!» При том, что к Якунину так и не попал. Был продлен контракт с Долматовым, распланированы сборы…

Когда Филатов приехал на совет директоров, Якунин начал говорить — и сразу стало ясно, что он высказывается языком Липатова. Тот, как выяснилось, даром времени не терял и подавал президент только ту информацию, которая входила в его личные планы.

Дмитрий Лоськов в интервью «Спорт-Экспрессу» годом позже внесет еще один штрих в уже сложившуюся картину:

— Об увольнении Филатова узнал в отпуске. Сказать, что был потрясен, — значит ничего не сказать. На банкете по окончании сезона я сидел за одним столом с Филатовым и Долматовым. Подошел Липатов: «Я — за вас, за ваш штаб. Будем работать дальше»…

Филатов в беседе для этой книги рассказывает:

— Теперь понимаю, что последние три месяца сезона-2006 Липатов проделал огромную работу. Результатом чего и стала известная рокировка — хотя всем было очевидно, что Бышовец и Семин не сработаются. Но ради того, чтобы избавиться от меня, председатель совета директоров готов был пойти на все, что угодно.

В тот день я шел на совет директоров, еще ничего не зная. Мы заняли третье место, и я думал, что будет решаться вопрос о тренере — оставить Долматова или искать нового. Но все повернулось совсем иначе.

Никогда не обижаюсь, когда человек выражает свои эмоции, пускай и негативные, открыто. Тот же Вадик Евсеев — уникальный человек! Да, он крикнул в телекамеры после матча последнего тура чемпионата 2006 года: «Спасибо Муслину!» И что? Человек сказал, что думал, и имел на это полное право. И я от Евсеева много раз в лицо весьма резкие высказывания слышал. Липатов же одним людям говорил одно, другим — прямо противоположное. Встречался с игроками за моей спиной и за спиной Муслина, что-то им рассказывал, объяснял, обещал. Сохранить нормальную обстановку в команде при этом было просто невозможно.

Еще один пример его интриг — отношение к Семину. Когда в 2005-м возник вариант с его возвращением из сборной в «Локомотив», то, не буду врать, против были и я, и Липатов. Лично я все для себя решил еще в момент, когда Семин ушел в сборную. На эту тему, впрочем, больше ничего говорить не хочу.

А Липатов — тот был против его возвращения буквально до крика. Почему — не знаю, но было именно так. Но потом прошло каких-то полтора года — и тот же Липатов начал обхаживать Семина, чтобы в последний момент сделать его не тренером, а президентом. При этом не дав ему никаких полномочий. Когда мы с Семиным встретились уже после того, как в «Локомотиве» не стало ни его, ни меня, нам было что в этом смысле обсудить и друг у друга узнать…

В 10.40 утра, всего через 40 минут после начала совета директоров «Локомотива», Валерий Филатов в одном пиджаке — при десятиградусном морозе — вышел из здания РЖД и, не сбавляя шага, прошагал мимо журналистов к своему автомобилю. Близкие к нему люди рассказывают, что, услышав выступление Липатова, он только и сказал: «Раз так — мне здесь делать нечего». После чего встал и ушел. Потому что оправдываться перед Липатовым счел ниже своего достоинства.

«Все, Саша, отработали», — только и сказал президент клуба своему водителю, усаживаясь в машину. И они поехали прочь из российского футбола.

На протяжении всего следующего сезона Филатов так ни разу и не переключит телевизор на трансляцию матча с участием родной команды. И не возглавит ни «Локомотив», ни какой-либо другой футбольный клуб больше никогда.

Чемпионат России: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

Опрос

проголосовало: 15954
Все опросы

«Локомотив» без Юрия Семина: вы можете себе такое представить?

Да, время пришло

Да, но не сейчас

Нет

Голосовать
Обсудить опрос
Источник www.sport-express.ru