«Знаком с братом Брюса Ли». Российский Король кунг-фу — про UFC, тренировки в Тибете и самый жесткий нокаут

«Знаком с братом Брюса Ли». Российский Король кунг-фу — про UFC, тренировки в Тибете и самый жесткий нокаут

Муслим Салихов. Фото Instagram

Большое интервью с бойцом UFC Муслимом Салиховым.

Салихов — пятикратный чемпион мира по ушу-саньда (2005, 2007, 2009, 2011, 2015). В 2006 году Муслима пригласили в Китай принять участие в турнире «Король кунг-фу», в котором до этого разрешалось драться только китайцам. Салихов победил и стал Королем кунг-фу. Он до сих пор единственный не гражданин Китая, становившийся обладателем данного титула. Также Муслим выступал на турнирах по профессиональному кикбоксингу, а в 2011 году начал карьеру в ММА. В 2017-м Салихов стал бойцом UFC.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от muslimsalihov (@muslim_salikhov) 9 Сен 2019 в 9:41 PDT

«Знаком с братом Брюса Ли». Российский Король кунг-фу — про UFC, тренировки в Тибете и самый жесткий нокаут

«Уверен: Конор победит Хабиба в реванше». Артем Лобов — о конфликте с Нурмагомедовым, словах Макгрегора про Дагестан и новых вызовах

«Прилетел в Вегас и сразу узнал об отмене турнира — пока багаж ждал»

У Муслима четыре боя в UFC. Стартовал он неудачно, за потом выиграл три поединка. Пятый бой должен был состояться 11 апреля в американском Портленде на турнире UFC Fight Nights. Соперник — Нико Прайс. Однако из-за пандемии коронавируса шоу было отменено.

— Я прилетел в Америку где-то за три недели до поединка, и уже в Лас-Вегасе узнал, что бой перенесли, — говорит Салихов. — Пока ждал багаж в аэропорту, зашел в Instagram, а там — информация об отмене апрельских турниров.

— Получается, только прилетели в Штаты из Эмиратов и тут же вылетели домой?

— Практически. Хотел улететь на следующий день, но там были слишком дорогие билеты. Подождал сутки и улетел через Нью-Йорк.

— Много потратили на подготовку?

— Немало. Я еще в Дубай поехал, там почти две недели ждал визу в Америку. В Москве с визами тяжело, большие очереди. Пришлось поехать в Дубай, но там почему-то мне долго все делали. 15 дней ждал, пока дадут визу. Пришлось тренироваться там же. Хорошо, что наши земляки, ребята из Дагестана, предоставили мне зал, спарринги, но приходилось тратиться. Да и помимо этого неплохо потратился. Как минимум 7 тысяч долларов ушло.

— Сейчас нет сожаления, что улетели из Америки? Могли бы выступить на UFC 249 — там Нико Прайс как раз подрался.

— Все делается к лучшему. Раз так сложилось, значит, так надо. Мне мой менеджер, Али Абдель-Азиз, говорил: «Не улетай, еще будут бои». Видимо, что-то знал. Но я не хотел оставлять семью в одиночестве, да и за меня бы переживали, если бы там остался. Я рад, что нахожусь здесь, а не в Америке.

— На какой срок планируете бой?

— Да я и сейчас готов драться, не останавливался, тренировался в домашних условиях. У меня свой частный дом. Я все организовал — у меня тут и тренажеры, и снаряды. Единственное — не было парной работы, не боролся, а так — я в неплохой форме, месяц-полтора — и буду готов.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от muslimsalihov (@muslim_salikhov) 28 Фев 2020 в 9:19 PST

— Лига выплатила компенсацию за отмену поединка?

— Нет, не выплатила. Пока и речи о выплатах не было (интервью с Салиховым состоялась 5 мая. — Прим. «СЭ»).

— Спросил про компенсацию, потому что Шавкату Рахмонову ее выплатили. У вас вообще не было разговоров об этом? (Рахмонов должен был участвовать в турнире UFC в Лондоне, который планировался на 21 марта)

— Пока нет. Может, он уже гонял вес, уже было близко к турниру? Тоже слышал, что все, кто должен был драться на турнире в Лондоне, получили компенсацию. Я пока даже не узнавал у менеджеров насчет этого, просто жду следующего боя. Понятно, что в ближайшее время это вряд ли произойдет. Там говорят про какой-то остров. Может, у UFC получится, но мне в это мало верится.

— Вам не кажется, что стоит, грубо говоря, предъявить руководству UFC насчет того, что участникам турнира в Лондоне выплатили гонорары, а участникам вашего турнира в Портленде — нет?

— Думаю, все еще впереди. UFC всегда заботится о своих бойцах. Иногда бывает, что просто так деньги закидывают. Не хотелось бы кого-то в чем-то обвинять. Лига не оставит никого в беде. Постарается организовать бои, а если не получится, поможет финансово. Не раз они просто закидывали деньги на счет, так что думаю, что так и будут делать, если не пойдет с международными боями. Если у них получится остров… Не знаю, правда, как туда будут доставлять бойцов.

— Вам тогда надо будет как-то уехать из России.

— Да, у нас пока непонятная ситуация. Если получится в середине лета подраться — уже неплохо.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от muslimsalihov (@muslim_salikhov) 16 Ноя 2018 в 11:20 PST

«Знаком с братом Брюса Ли». Российский Король кунг-фу — про UFC, тренировки в Тибете и самый жесткий нокаут

«Если Тайсон догонит, то отправит спать. Я это понимаю». Емельяненко — про Железного Майка, Усика и Олейника

«У Жозе Альдо тренировки по четыре часа. Это чересчур»

Салихов в Лас-Вегасе планировал тренироваться в UFC Performance Institute и в зале Xtreme Couture. Вместе с Муслимом в США полетел его тренер — Магомед Гаджиев.

— Вы не привязаны ни к какому залу в Америке — главное, чтобы с вами был Магомед?

— Да, но я думаю, что надо определиться. Не бывает же, что люди бегают из зала в зал. Я бы и дальше тренировался у Марка Генри в Нью-Джерси, но там тяжело со спарринг-партнерами. Вот для Забита Магомедшарипова там условия подходят, так как там много ребят его веса. Там основные весовые категории — 66 кг и 93 кг. А я, получается, то с Забитом поспаррингуюсь, то с Кайлом Роберсоном из категории 93 кг. Мне надо определиться с залом. Может, буду постоянно тренироваться в American Top Team в Майами. Я и раньше там тренировался, всех знаю, просто там мне не хватало индивидуальной работы, а со спаррингами все было хорошо. Теперь я со своим тренером — и могу выбирать, куда ехать. А институт UFC мне нравится тем, что там есть все условия для бойцов-профессионалов, как в плане тренировок, так и в плане восстановления.

— Вы, кажется, уже изучили все залы. Вроде, и у Грега Джексона были?

— У него не был, да и не хотел бы там тренироваться. American Top Team мне нравится больше всех. Вообще, по обстановке и по погоде из всех штатов больше всего нравится Флорида. А так, да, уже много где успел потренироваться. И в Лас-Вегасе, и в Майами, и в Нью-Джерси. Даже в Бразилии тренировался вместе с Жозе Альдо, так что мне есть с чем сравнивать.

— Когда успели потренироваться с Альдо?

— Еще до UFC, когда выступал в М-1.

— В чем особенности подготовки в Бразилии?

— Там очень сильная нагрузка, даже чересчур. Тяжелые спарринги, долгие занятия, часа по четыре. Маленький зал, где много людей. Это мне не понравилось. Для развития было неплохо это увидеть, но было тяжело.

— Бразильцы, видимо, от этого кайф ловят.

— Зал был маленький, а людей много, при этом каждый должен был поспарринговать. Если проводишь четыре раунда, рядом с тобой четыре-пять человек стоят. Каждый раунд — новый соперник, бывает, что за один раунд против тебя по очереди выходят двое, половину — один, половину — другой. Потом заканчиваешь и так же помогаешь всем бойцам из твоей весовой категории. И так четыре часа. От голода становится тяжело стоять. Но там, кстати, очень высокий уровень у бойцов. Особенно у молодых ребят, они хороши в джиу-джитсу. Бывает, в стойке ты их перебиваешь, а они могут сделать опасный болевой на зло тебе.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от muslimsalihov (@muslim_salikhov) 19 Мар 2017 в 5:01 PDT

«Знаком с братом Брюса Ли». Российский Король кунг-фу — про UFC, тренировки в Тибете и самый жесткий нокаут

«Американцы идут в клетку, как на работу. А наши переживают — что о них подумают, если проиграют?«

«Никто не хотел спарринговать с Ломбардом. Это практически точно драка»

— Адлан Амагов на одной из тренировок нокаутировал ударом ногой в печень Джона Джонса. Еще он сажал Диего Санчеса, Карлоса Кондита. Кого из известных бойцов побеждали в спаррингах вы?

— Про спарринги, если честно, даже говорить не хочется. Это же спарринги, во время них такое часто происходит. Я стараюсь работать в спаррингах легко, сильно не бью. Только если случайно. Я — хороший спарринг-партнер, заряжать кому-то просто так не буду, стараюсь беречь тех, против кого выхожу. Если и вырубаю кого-то, то только случайно. Даже не могу вспомнить какой-то конкретный пример. Бывало, что случайно наносил удар в печень, когда человек не был готов, но чтобы отправить кого-то в глухой нокаут — такого не случалось.

— Гектор Ломбард и Диего Санчес жестко работают в спаррингах. Кого назвали бы самым жестким соперником в спаррингах?

— Я видел, что Гектор Ломбард вытворял в American Top Team.

— ?

— Сам не вставал с ним в пару, он ведь выступает в категории до 84 кг, чуть в более тяжелой, чем я. Один раз видел, как он просто отключил человека за то, что тот его слишком сильно ударил. Все боялись сильно бить Ломбарда, никто не хотел лезть с ним в зарубу, а он сам готов зарубиться при малейшем поводе. Не помню, что там за парень был, видимо, молодой, недавно пришел в зал и не знал. Ломбард жестко пробил ему с руки. Жестокий парень.

— В результате его исключили из American Top Team за подобные выходки.

— Никто из профессионалов не хотел с ним спарринговать. Это практически точно драка. Нужно или танцевать вокруг него, или выходить, как на серьезный бой. Кому нужно устраивать бои на спаррингах, если у людей впереди поединки?

— Ломбард был таким только в спаррингах, или и в жизни тоже?

— Нет, в жизни он — доброжелательный парень, просто очень эмоциональный. Не любит, когда его бьют или цепляют. Он первый человек, который подошел ко мне, когда я приехал в American Top Team. Спросил у меня: «Ты из Дагестана? Пойдем бороться». Я ответил: «Нет, я не борец». А он мне: «Да какая разница?». Посмотрел на мою борьбу, оценил и больше бороться не звал.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от muslimsalihov (@muslim_salikhov) 1 Сен 2016 в 10:48 PDT

«Знаком с братом Брюса Ли». Российский Король кунг-фу — про UFC, тренировки в Тибете и самый жесткий нокаут

«Ковингтон поменялся в лице». Как российский боец разобрался со звездой UFC

«Мы бы с Томпсоном посмотрели, чье кунг-фу лучше!»

— Сколько побед вам еще нужно, чтобы войти в топ-15?

— Думаю, если бы отлично показал себя с Нико Прайсом, то вышел бы на бой за топ-15. Сейчас уже не знаю. Думаю, надо два-три боя. Если хорошо подраться и закончить нокаутом, то точно есть шанс.

— Сколько еще осталось боев по контракту?

— Я подписал новое соглашение — у меня осталось еще четыре боя.

— Недавно мы с Омари Ахмедовым обсуждали топ-10 рейтинга в его категории. Давайте обсудим топ-5 в вашей. Пятым идет Стивен Томпсон.

— Он -каратист, мне кажется, что удобный для меня соперник. Я бы с удовольствием вышел против него. У него прекрасная защита от борьбы, но я бы и не старался переводить его в партер. Конечно, если бы подвернулся удобный случай, то перевел бы, но стойка — моя стихия. Я бы неплохо мог себя показать против него.

— Четвертое место — Леон Эдвардс.

— Очень хороший соперник и для меня, и для всех в нашей весовой категории. У него хорошие борьба, защита и атака, хорошая стойка. У этого бойца серьезное будущее в UFC.

— Третье место — Хорхе Масвидаль.

— Тоже жесткий парень, но я думаю, что Леон Эдвардс в будущем обойдет всех. Хотя, не знаю насчет Усмана. Да и сам с ним поборюсь, конечно. Масвидаль — хороший ударник, неплохо борется, умеет все. Просто хайпанул вовремя. Тот же Рустам Хабилов его побеждал, а теперь они вряд ли в ближайшее время смогут встретиться. Рустаму нужно показать себя в этом весе, одержать пару побед, чтобы бросить вызов Масвидалю. В то время, когда они дрались (в 2013 году. — Прим. «СЭ»), Хорхе был не хуже, чем сейчас. Рустам хорошо показал себя против него.

— В общем, Масвидаль — несколько переоцененная фигура?

— Не говорю, что он плохой боец, просто вовремя хайпанул. Он — крепкий парень, начинал с уличных боев. Не говорю, что кто-то переоценен, а кто-то — нет. Просто известность сейчас — очень важный фактор.

— Второе место — Колби Ковингтон.

— Хорошо показывал себя в стойке в последних поединках, но у него нет мощи в ударах. Хотя выкидывает их много. А вот борьба у него очень хорошая, поражаюсь, как ему удается бороться все пять раундов и не уставать.

— Первое место — Тайрон Вудли.

— То же самое, что и у Ковингтона — мощная борьба, может бороться все пять раундов без остановки, но у Вудли есть то, чего не хватает Колби — мощь. Вудли очень мощный физически. Ковингтон ведь уступил Усману из-за нехватки мощи. Усман же очень мощный, физически сильный.

— Получается, про чемпиона Камару Усмана вы уже сказали. Как его свергнуть с трона?

— В нокаут отправить (улыбается).

— В первом же раунде?

— Конечно, чем раньше — тем лучше. С такими лучше заканчивать пораньше, потому что у него сильная борьба. В поздних раундах становится тяжело, потому что он раунд за раундом накатывает все сильнее. Впрочем, можно выиграть и по очкам, просто надо усиливать свои борцовские навыки. Как бы я старался его победить? Попробовал бы нокаутировать в первом же раунде.

— Судя по вашим словам, среди всех соперников из топ-5 вам интереснее всего было бы зарубиться с Томпсоном?

— Для начала — да, чтобы пойти дальше. Хороший ударник, бывший чемпион, было бы интересно. Впрочем, я не выбираю соперников, мне интересно подраться с любым. В топ-10 и топ-15 тоже есть интересные соперники, даже бывший чемпион UFC Петтис. В этом весе много хороших имен, интересно было бы подраться с любым.

— С Томпсоном у вас, наверное, был бы поединок, как в фильме «Кулак Ярости». Он же каратист.

— Да, мы бы посмотрели, чье кунг-фу лучше (улыбается).

— А в ушу или кикбоксинге?

— Там было очень много боев. Тоже, наверное, выберу тот, что был на Kunlun Fight в Китае, только на турнире по кикбоксингу. Очень сильно попал с бэкфиста, когда дрался с парнем из Казахстана, который выступает за Китай. У нас был реванш, а первый бой прошел в 2011 году. Меня тогда слили, не отдали мне победу. Был равный поединок, многие спорили, поэтому нам устроили реванш. Вот тогда я уже отправил его в глубокий нокаут.

— Бывало ли, что испытывали страх за своего соперника? Когда он падал и не двигался?

— Да, бывало.

— Когда?

— С тем же Гиллардом, он долго в себя не приходил. Сначала-то я обрадовался победе, а потом смотрю: что-то он долго лежит без сознания. Начал переживать, мне дали подойти. Как бы он не вел себя перед боем, все равно за него немного испугался. Он ведь тоже человек, тоже спортсмен. Было неприятно такое видеть. Много такое раз было. Раньше в ушу я делал высокие броски, получалось, что бойцы падали на руки и ломали их. Переживаю, когда так происходит.

— Не приходят в голову мысли: «Какой это жестокий спорт, зачем я все это делаю?»?

— Нет, мы же все понимаем, зачем это делаем и что может произойти. Тем не менее, когда это случается, тяжело смотреть на соперника. Особенно, когда он получает травму или долго не встает.

«В Дагестане люди болеют целыми селениями»

— Как проходит самоизоляция? Вижу, что вы на свежем воздухе.

— Это мой участок. Соседей нет. Я в селении живу, сельский парень, получается (улыбается). Рядом с городом, конечно, но все же. Частный дом, во дворе сделал все для тренировок, закупил то, чего не было. Тренируюсь здесь. Сейчас Рамадан, жестко не позанимаешься. Перед приемом пищи тренируюсь, потом делаю легкую пробежку на беговой дорожке или работаю на гребном тренажере. А так, постоянно сижу дома. В Дагестане многие болеют, лучше не гулять.

— Буквально перед нашей беседой посмотрел: шестое место среди регионов. (Дагестан уже вышел на пятое место)

— Это только официально. Поверьте, тут намного больше зараженных. Все города закрыли. И Хасавюрт, и Махачкалу, и Кизилюрт, и Буйнакск. Надо реально что-то делать, очень много болеющих. Местные власти предпринимают усилия, но больных все равно много. Целыми селениями люди болеют.

— Народ, на ваш взгляд, соблюдает карантин?

— Наверное, не у всех есть возможность его соблюдать. Не у всех есть финансовые запасы, приходится ходить на работу. У кого есть возможность — сидят дома. Конечно, люди здесь друг другу стараются помогать. Есть много фондов, которые этим занимаются, но все равно не все сидят дома. В селах такая ситуация, что люди умирают, другие люди идут выразить соболезнования и заражаются.

— Опять же, в Дагестане почти все — верующие, ходят в мечети.

— Сейчас мечети закрыты. Ну, как — в больших городах закрыли точно. Наверное, кто-то проводит молитвы, но все в основном стараются выполнять все дома.

— Обсуждается, что нас ждет еще больший финансовый кризис. Вы на себе уже ощутили финансовые последствия коронавируса, помимо того, что зря потратились на подготовку к турниру в UFC?

— Нет, пока только это и то, что мне отменили бой. Это ведь серьезный заработок. Я должен был заработать деньги, а не получилось, тем более, что пока нет компенсации. Я к этому бою готовился почти полгода, много работал, потратил деньги. Получается, пострадал.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от muslimsalihov (@muslim_salikhov) 28 Апр 2020 в 8:59 PDT

«Знаком с братом Брюса Ли». Российский Король кунг-фу — про UFC, тренировки в Тибете и самый жесткий нокаут

«В 2003-м мог провести бой с Тайсоном. Я бы его побил». Откровенное интервью с Олегом Маскаевым

«Никто не хотел подходить к Бозигиту в день бокса, в том числе и Федор»

Салихов начал заниматься ушу-саньда в 1995 году — в школе-интернате «Пять сторон света». Ее в 1989 году основал Гусейн Магомаев — дагестанский первопроходец в восточных единоборствах.

— Один из самых известных выпускников школы — Бозигит Атаев (боец ММА, пятикратный чемпион мира по ушу-саньда). Он известен своим тяжелым ударом. Наверняка, у вас есть какая-то история про его удар.

— Каждый его удар в спарринге очень чувствуется. В спарринг с ним я, слава Богу, практически не вставал, а вот его спарринг-партнеры страдали. Особенно во времена его выступлений саньда. Бозигит был молодой, голодный, его спарринг-партнерам приходилось несладко. Когда он попадает, все тело начинает звенеть. Никогда не делали жесткий спарринг, но все знают, что если он попадет — будет тяжело. У него по сей день есть динамит в руках.

— Есть ведь история, что, когда Федор был молодой, его специально не ставили в спарринги с Бозигитом.

— Да, я тоже такое слышал. Никто не хотел подходить к Бозигиту в день бокса, в том числе и Федор. В день борьбы подходили, а в день бокса Атаеву приходилось вставать с кем-то из друзей.

— Он оказал большое внимание на вашу карьеру?

— Конечно, ведь перед моими глазами был живой пример. Я смотрел за ним, стремился к его достижениям. Он был первым из нашей школы, кому удалось стать чемпионом мира, после этого все мои ровесники поверили в себя. До этого мы не видели чемпионов мира вживую. Я ведь с ним всегда тренировался — хоть и был младше, занимался вместе с ним. Тоже поверил, что в один день смогу стать чемпионом мира и начал тренироваться еще больше благодаря примеру Бозигита.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от muslimsalihov (@muslim_salikhov) 17 Июн 2017 в 11:22 PDT

— Вы в свою очередь сильно повлияли на карьеру Забита Магомедшарипова?

— Это надо спросить у него. Я помню его совсем молодым парнем, он — в восьмом классе, а я уже выступал на каких-то международных соревнованиях. Забит был совсем юный, но даже тогда было видно, что у него есть будущее.

— По каким признакам?

— Он выделялся среди сверстников техникой, разнообразием мышления. Вы же видите, какое мышление у него в бою, как он все разнообразно связывает. В молодости у него было точно так же. У него есть талант.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от muslimsalihov (@muslim_salikhov) 2 Ноя 2017 в 10:10 PDT

«Знаком с братом Брюса Ли». Российский Король кунг-фу — про UFC, тренировки в Тибете и самый жесткий нокаут

«Мне поступило серьезное предложение». Самого зрелищного боксера России зовут обратно на ринг

«Я встал, сфотографировался. Минут через 15 этот же китаец — тук по плечу — опять фотографироваться»

— Для вас в карьере переломным стал 2003 год, когда вы встретились с Лю Хайлунем. Получается, обосновались в Китае в том же году, когда стали регулярно там выступать?

— В 2003 году я в первый раз подрался с ним в саньда, а на следующий год приехал на Кубок мира и меня начали вызывать на профессиональные бои. Поначалу давали середняков, а у меня покатило, начал побеждать. Потом выиграл звание «Короля Кунг-фу». Пришла стабильность. Меня хотели побить, а я не давал. Раз за разом побеждал новых претендентов и получилось так, что у меня сложилась долгая карьера в Китае. Меня не могли победить. Хотя, думаю, для китайцев это было принципиально.

— Они, наверное, очень расстраивались.

— Да, но в конечном итоге и спортсмены, и болельщики меня полюбили.

— Китайцы ведь очень самобытны, их менталитет отличается от всех других народов. Насколько тяжело было там обжиться?

— Я там никогда не оставался надолго. Просто ездил на соревнования. В Китае жить не получалось, но я и не хотел. Ездил в Таиланд, жил там и тренировался около 3,5 лет. А раз в месяц приезжал в Китай на бои.

— У китайцев ведь есть эти фирменные странные для других вещи — вроде харкания на улицах.

— У них тоже есть и воспитанные, культурные люди, но чаще всего в повседневной жизни люди там себя так не ведут. Что поделать, это нормально для них, приходится мириться. Поэтому я и жил в Таиланде. И по погоде похожая страна, и лететь до Китая недалеко.

— Зато китайцы очень позитивные, могут в гости позвать.

— Да, они очень гостеприимные. Им очень важно пригласить, накормить. Ужин или обед — серьезная для них церемония, они это очень сильно ценят и могут сильно потратиться. Пожалеют денег на какую-то мелочь, но на ужин или обед могут потратить несколько тысяч долларов.

— Вы рассказывали, что с вами часто фотографировались и порой предлагали сделать это в хамской манере. Доходило до конфликтов?

— Нет. Я всегда сдерживался, не обострял ситуацию. Была вот забавная история. В последний раз приезжал в Китай года полтора назад — меня пригласили на турнир. Сидел в VIP-ложе, и тут какой-то человек подошел, ударил по плечу и сказал, что хочет сфотографироваться. Я ничего не сказал, встал, сфотографировался. Минут через 15 снова — тук по плечу. Смотрю — опять он. Показывает — давай, фотографируйся. Привел кого-то из родственников, я так понял. Я сфотографировался и сказал: «Больше не фоткаюсь, не приходи». Потом, уже на ужине, оказалось, что он тоже был в VIP. Я сидел на ужине с моим другом, Абдулжалилом Алижановым. Только рассказал ему эту историю, и тут опять — тук по плечу — опять этот самый парень! Абдулжалил этому китайцу сказал: «Ты понимаешь, как себя ведешь?» А он отвечает: «Я из полиции». Абдулжалил ему: «Какая полиция? Надо себя нормально вести». С нами находились серьезные люди, авторитетные. Они поняли, в чем дело, поговорили с ним. В итоге этот китаец быстро убежал и больше не подходил. В Китае было много подобных вещей. Но я это нормально воспринимаю.

«И Лонг — ненастоящий монах, это все легенда, хотя весь Китай думает иначе»

— Что за история с предложением сняться в кино?

— Особо не углублялся, но мне предлагали сняться в каком-то фильме, когда я выиграл звание «Король Кунг-фу», но я не очень воспринял это предложение.

— Видимо, в каком-то китайском боевике.

— Скорее всего. Тот же Лю Хайлунь, с которым я дрался в 2003 году, вроде как кинозвезда в Китае. Видимо, многие спортсмены стараются сниматься в кино. Кстати, в прошлом году мне тоже предлагали сняться в кино за хорошие деньги, но я готовился к бою. Был бы свободен — можно было бы и сняться. Вместо меня отправили нашего друга Мишу, он поехал, снялся и теперь на хорошем счету, ему приходят предложения. Как я понял, он себя хорошо показал, как актер.

— В детстве наверняка смотрели гонконгские боевики?

— Конечно, все до единого фильмы с Брюсом Ли пересмотрел, с Джеки Чаном тоже. Немного знаком с Джетом Ли, виделись, чуть-чуть общались. Джеки Чана несколько раз видел на турнирах по ушу — на чемпионатах мира. Знаком даже с родным братом Брюса Ли.

— Кстати, в Китае популярен боец И Лонг. Не бились с ним?

— Были какие-то разговоры, но он не хочет. Он же понимает, что с ним произойдет. Это распиаренный человек, менеджеры его сделали.

— Это же для шоу. Он с гигантом Хон Ман Чоем не так давно дралcя.

— Да, для шоу. Он на самом деле ненастоящий монах, это все легенда, хотя весь Китай думает иначе. Может, он сам немного тренировался, но это легенда, грамотно сделанная под Китай. Все говорят, что он чуть ли не выиграл у Буакава (Буакав По. Прамук — один из лучших тайбоксеров современности, он выиграл у И Лонга решением судей в 2015 году, а в 2016-м проиграл. — Прим. «СЭ»), но все же понимают, что Буакав у него над головой ногами стрелял.

— В Шаолинь, кстати, ездили?

— Нет, в самом Шаолине не был, но часто приезжал в провинцию, где находится Шаолинь (Хэнань. — Прим. «СЭ»). Мой тренер — Гусейн Сайгидович Магомаев — совсем недавно туда ездил, кажется, в прошлом сентябре. У него была мечта побывать там, и он вернулся с очень большими впечатлениями. До сих пор восторженно рассказывает нам про Шаолинь.

— Самое сильное место в Китае, которое посещали?

— Был в горах Сычуани, это самое мощное. Там снимали фильм «Аватар». Там очень крутые горы. Мы забрались на одну, а на вершине был буддистский монастырь. Я вообще горы люблю, но таких еще не видел никогда.

— Видели в Сычуани панд?

— Конечно. Я жил в городе Ченду.

— Там ведь как раз заповедник.

— Да, я и сам туда ездил, и с женой.

— Вы рассказывали про сборы в Тибете. Это что-то экзотическое. Мне сразу представляется, что это такое серьезное высокогорье.

— Я там был, но в низине — и недолго. А Магомед Гаджиев повез туда команду — на высокогорье. Он потом сказал, что это была большая ошибка. Только форму потеряли. Все физические показатели упали в яму. Там ходить тяжело, а они еще и тренировались. С кем я продолжаю работать сейчас, три года тренировали там китайцев, вели команду.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от muslimsalihov (@muslim_salikhov) 6 Ноя 2015 в 9:19 PST

«Никогда не работал в Кремле. Но служил в Росгвардии. Уволился старшим лейтенантом»

На том самом турнире «Король кунг-фу»-2006 Салихова прозвали Охранник Путина. Это связано с тем, что за год до соревнований сборная России потерпела поражение от команды Китая. В составе российской сборной был спортсмен, работавший в охране в Кремле. В Китае почему-то решили, что Владимир Путин отправил Муслима мстить за проигравшего бойца. С тех пор Салихова на турнире в Китае представляли, как Охранник Путина.

— Как думаете, о чем будет последний вопрос?

— О Путине? (смеется)

— Вы уже много раз объясняли, что охранником Путина не являетесь, однако в фильме на YouTube-канале «Эра ММА» про вас говорится: «Если раньше на вопросы о работе в Кремле Муслим отвечал: «Нет», то теперь: «Без комментариев». Так вы работали в Кремле?

— Нет, конечно.

— А в охране работали?

— Я недавно уволился, вышел на пенсию, можно сказать. Из Росгвардии ушел. Уволился старшим лейтенантом.

— Как долго проработали там?

— Почти 15 лет. Сначала работал в МВД, а потом перевели в Росгвардию.

— В чем заключалась работа?

— В основном — спорт, тренировки. Я выступал, никогда не участвовал в спецоперациях. Просто двигался по спортивному направлению. Участвовал в соревнованиях, бывало, даже выигрывал турнир по стрельбе. Выигрывал чемпионат Южного федерального округа по прикладному биатлону — стреляешь из пистолета Макарова и бегаешь. А так, в основном выступал в рукопашном бою.

Единоборства / ММА: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Источник www.sport-express.ru